?

Log in

No account? Create an account
(no subject)
tagiro
давным-давно, пробуя установить наличие или отсутствие бога, я просил медленно развертывающийся передо мной мир: господи, если ты существуешь, убей меня, пожалуйста.
Конечно, это была несусветная глупость и детский сад и очевидно, что так это не работает.
Вообще, из всей этой темы работает только пари Паскаля, я считаю; а все остальное, может, буржуи придумали, чтобы русского человека одурманить. Ничего тут твердо установить нельзя, все текёт и колышется, а на медитации нет свободного времени и денег.

Видел как-то яркий и ясный сон.
Это был берег моря, какой-то красивый, просторный город, много широких дорог, машины редки, безлюдно, все залито холодным и ярким Солнцем.
Я бродил по городу бесцельно, то уходя в кварталы, то выходя к берегу.
На одной из пустынных автостоянок я нашел древний деревенский трактор, типа "Беларусь", древний, ушатаный в хлам, ободранный, без стекол и с рваным сиденьем и пахнущий машинным маслом.
Я осматривал его, раздумывая, не угнать ли этот трактор.

Забравшись в драную кабину, я стал нажимать и дергать все, что там было. Ручек, рычагов и крутилок была масса, а педалей всего две.

Неожиданно со звонким треском двигатель трактора завелся, появился голубоватый дым.

Трактор поехал, я управлял им, поворачивая куда-то в направлении берега.

Педали действовали с задержкой: если надавить газ, то двигатель отзывался с задержкой несколько секунд, а тормоз действовал и с задержкой и очень слабо.

Вырулив на широкую трассу вдоль берега, я вдавил газ до конца и погнал, с треском и дымом.

"Меня сейчас остановит гаи", подумал я и сразу позади появилась полицейская легковушка. Включая и выключая мигалку, она предлагала остановиться. За лобовым стеклом легковушки я никого не мог рассмотреть: все время ускользало.

Трасса постепенно подымалась над берегом все выше, я гнал с треском и дребезжаньем, машин на дороге больше не было, всюду был яркий и холодный солнечный свет.

Вдруг трасса заложила вбок, я сразу потянул руль, стал сбрасывать скорость тормозом, но руль и тормоз действовали медленно и слабо.

Лишь слегка изменив траекторию, трактор легко снес оградку на обочине и вылетел к морю. Высота была этажей девять. Внизу был берег, острые черные камни, белая пена прибоя.

Трактор стремительно падал. Я понял, что сейчас камни разорвут в клочья и трактор и меня.
В момент удара все затопил ярчайший свет, боли не было, я весь сжался. Свет был очень яркий, я как бы растворился в нем, мое дыхание вдруг стало расширяться, не требуя выдоха, словно вытянувшись в линию.

Вдруг я услышал свои мысли:
- Я хочу проснуться в своей постели.

Сразу же свет погас, меня куда-то втянуло, я почувствовал, что лежу на кровати в своем теле, что хочу в туалет.
Было позднее утро.
Мне показалось, что я на несколько секунд понял, как кто-то, кого я считаю собой, командует и собирает тело и осознание в той или иной реальности.

Когда-нибудь он, увидев опять ярчайший незнакомый свет, попробует собрать меня в каком-то привычном месте и теле.

Вечная молодость
tagiro
Пожилой Питер Пэн приходит к врачу.
Его беспокоит увеличивающаяся лысина. Волосы понемногу выпадают, вынуждая Питера Пэна хитроумно причесываться. У всякого явления должна быть причина; и Питер Пэн рассчитывает выведать у врача все, что только возможно и безукоризненно следовать рекомендациям.

Врач, тоже пожилой мужчина, рассеянно слушает развернутое жизнеописание Питера Пэна, иногда вздыхая и что–то чиркая на листочке. Иногда врач, забывшись, зевает, но сразу после спохватывается и некоторое время сосредоточенно слушает. Видимо, проблемы, аналогичные проблемам Питера Пэна, достаточно часто встречаются в его практике.

Наконец, Питер Пэн заканчивает описание своих путешествий и взаимоотношений. Спросив врача — что сделать, чтобы было как раньше? — Питер Пэн в волнении вытирает рот пальцами и принимает вид готовности слушать.

Врач, в свою очередь, долго и нудно расспрашивает о о питании, образе жизни, беспокойствах и жалобах. У Питера Пэна находится множество многословных мелких жалоб. Обратив внимание на красноватое лицо Пэна, врач предлагает померять давление. Питер Пэн с готовностью соглашается. Лысина его слегка потеет и блестит, руками он часто непроизвольно разглаживает выцветающие пряди волос, направляя их на лысину.

Давление оказывается несколько повышенным. Питер Пэн оживляется и ерзает. Врач, подумав, предлагает сдать всевозможные анализы. Питер Пэн приходит в восторг. Выписанные врачом бланки направлений он, озабоченно морща лоб, бережно прячет за пазуху.

Бормоча "попейте витаминчиков... а еще вот это, очень хорошо помогает", врач пишет длиннейший список БАДов, каких–то капель и трав для заваривания.

Нацепив очки, Питер Пэн с серьезным видом читает список на вытянутых руках, шевеля губами. Иногда он, с видом знатока, задает уточняющие вопросы: а сколько капель? а какие витаминчики лучше? Эваларовские или какие? Могут ли быть побочные эффекты от виагры? Врач вяло отвечает, Питер Пэн тщательно записывает.

Наконец, прием закончен, Питер Пэн многословно и бодро прощается, благодарит и уходит. Врач, протянув руку, включает чайник, берет смартфон и погружается в переписку, прерванную визитом пациента.

В аптеке Питер Пэн попадает в длиннейшую очередь, за ним занимает очередь бедно одетая старушка. Стоять предстоит долго и они, поговорив о погоде, ценах и возмутительных порядках в аптеке, начинают обсуждать препараты и тактики лечения. Питер Пэн с готовностью показывает старушке свой список и пространно комментирует каждый пункт. Старушка, надев очки, пренебрежительно берет список в руки и бегло просматривает его.

— Это тебе не поможет, — вызывающе заявляет она, раздраженная легкомысленностью и наивностью своего собеседника. — Можно же на "ты?" Да это и неважно... Все мы когда–нибудь умрем. Но неужели ты осмелился подумать, будто потерял всякую надежду? Нужно крутиться и кумекать. Я собираюсь взять кредит, купить кое–что, что непременно меня вылечит. Это называется «Ис–це–лин». На, возьми свой список. Это все у тебя пустая трата денег, но попей, вреда не будет. Настоящую пользу принесет только он.

— Что такое «Исцелин»? — спрашивает Питер Пэн с благоговением, бережно приняв список обратно.

— Его рекламировали по радио и в бесплатной газете, — с детским простодушием сообщает старушка. — Это средство лечит все, по–настоящему омолаживает. Его прописывают тем, кому не хватает полноценного питания и у кого плохая экология. Он нужен таким, как я, у кого душа в теле едва держится, кто работал всю жизнь, а государство про него забыло.

Старушка достает свернутую газету и показывает Питеру Пэну большую статью с множеством коротких благодарных отзывов.

Питер Пэн надевает очки и быстро читает статью и отзывы. Это именно то, что нужно. Он спрашивает старушку, где можно взять еще такую газету. Старушка отвечает, что у нее их несколько, а вообще они часто встречаются в подъездах, нужно просто быть внимательным.

Поколебавшись, старушка говорит, что готова подарить этот экземпляр. Питер Пэн многословно и истово благодарит. Драгоценную газету, как птенца, он бережно помещает за пазуху.

На некоторое время между старушкой и Питером Пэном устанавливается благоговейное молчание.
Очередь тихо переговаривается, граждане помоложе листают экраны смартфонов.

(no subject)
tagiro
Зачем нужно заниматься йогой?

Этот вопрос волнует многих, как устоявшихся практиков, так и людей, знакомых с йогой весьма поверхностно.

Великий йогин Александр Дворкин, из сострадания к беспокойному уму современных людей, дал следующее разьяснение, которое озвучила его ученик Елена Мизулина:
Практика йоги способствует развитию спонтанной сексуальности, что делает возможным преодолевать ограничения, устанавливаемые "пенитенциа́рной системой общества", под которой, в широком смысле, он подразумевает систему подавления, муштры и дрессуры современных людей для создания из них безопасных и предсказуемых потребителей.

К этим кратким и точным словам Мастера я, пожалуй, не могу ничего ни прибавить, ни отнять. Различные аспекты йогической практики действительно подразумевают культивацию, развитие, усиление и сублимацию той бессознательной энергии, которую мы называем сексуальностью, либидо и пр.
На фото - великий йогин Александр Дворкин.


(no subject)
tagiro
У покойников есть одно неприятное свойство — они чрезвычайно ленивы. К примеру, ночью у нас не закрыт подъезд и они обязательно проползают. Конечно, они начинают ползти вверх и где–то на уровне четвертого этаж на них нападет лень. Дальше ползти они не желают. Но, хуже того, вниз они тоже спускаться не хотят. Чаще всего они просто безвольно лежат на площадках, мыча и всхрюкивая, что тоже, конечно, доставляет отдельно. Выходить ночью и сгонять их мне тоже лень и я довольствуюсь тем, что, спускаясь утром на занятие, расталкиваю их носком ботинка, направляя их вниз. Клубок покойников нехотя сползает вниз, мы минуем посторонившуюся девочку, вышедшую покурить и попадаем на улицу. Тут покойники уже взбадриваются, некоторые даже встают на ноги. Кто не смог встать — уползают в кусты до вечера. Кто смог встать на ноги, те, пошатываясь, смешиваются со спешащими прохожими.
Надеюсь, к зиме мы начнем закрывать все–таки двери подъезда на улицу.

Стал Буратино старый, потемнел и стал растрескиваться...
tagiro
Стал Буратино старый, потемнел и стал растрескиваться.

Пошел он к черепахе Тортилье узнать, как дело поправить, вернуть себе фактуру и сочность.

Тортилья говорит:
- Ступай на дальнее болото, там растет бел-корень Женьшень, выдерни его и жуй полгода. В нем вся сила. Все как рукой сымет.

Отправился Буратино на дальнее болото - видит, растет разлапистый кустище, а это бел-корень Женьшень и есть.

Стал его Буратино дергать. Дёргал, дёргал, поднатужился, тут у него жопка треснула, голова отвалилась и повалился Буратино, как полено и поползли из него жуки-древоточцы.

Мораль же отсюда такова: если взялся дергать корень силы, смотри, чтобы пупок не развязался.

[reposted post]Жена портного и её муж
Гараж
mihailvetov
reposted by tagiro

посвящается маленькому человечку из сказок братьев Гримм

У одного портного потерялась жена. Пошел он её искать и встретил в лесу маленького человечка. Маленький человечек спросил портного, что тот делает в лесу. Портной ответил, что ищет свою жену. Маленький человечек сказал, что знает, где жена портного. Бросился портной к маленькому человечку и просил сказать ему, где его жена. 

Read more...Collapse )

(no subject)
tagiro
Один дядька относил на пустырь все то, что ему не было нужно. Со временем там образовалась помойка и расплодились какие-то мелкие никому не нужные существа.

Другой дядька в своей голове делал то же самое со своей душою: он просто относил к ней всякого, какого находил ненужного хлама. Со временем душа значительно очерствела и потускла.

А другой мужик был шибко к душе бережный и был к ней как бы эколог: все время подмазывал, золотил и умащивал. Но он так все отдраил и зачистил, что прямо как в салоне куртуазных маньеристов, все уточенное, такое, что нельзя, прости господи, пукнуть: сразу душа затрепещет.

А у одной девочки, у которой тоже она была, тоже был случай. Она думала, что она, душа, это типа ничейного котенка: и жалко-прежалко, и взять к себе нельзя, а покушать вот разве что пара конфет. От такого отношения душа девочки измельчала, ослабла, истощала, запахла, загрязнилась, покрылась колтунами, глазки подслепли и ножки погнулись и появилась вечная жажда. Такая душа дотянет только до холодов, притом в безумии.

Но есть, конечно, и хорошие новости.

В деревне (текст песни Петра Мамонова)
tagiro
Деревенская женщина не боится никакой работы.
Тащит жердь до забора, мы улыбаемся.
Новый забор это лишний повод заняться любовью
Для всей нашей деревни.
Джон построил дом.
Потом дом стал строить Джона.
Теперь оба выглядят довольно странно в центре нашей деревни.
Отец машет топором,
Иногда попадает себе по голове.
У отца есть маленький перочинный нож.
Электропила - тоже его вещь.
Отца недолюбливают, но боятся сказать ему об этом прямо в лицо.
Он помогает людям, он самый добрый отец во всей нашей деревне.
У нас экскаваторы ездят сами и ничего не поделаешь.
Новый директор пришел - еще лучше стало.
Технику восстанавливает в кулак, деньги считает в уме.
Новый директор знает жизнь, знает, как каждый житель живет.
Как покупает крупу, конфеты и хлеб в магазине,
Который недавно открылся в центре деревни.
Со стеком наперевес, без плаща, без куртки, в одних малиновых плавках
Прораб пробежал по участку.
Прораба не надо учить,
Он лучше всех знает, как говорить с людьми из нашей деревни.
А какое-то время тому назад лягушки ездили друг на друге,
Львы гуляли, собаки ласкались,
И ровный свет сиял над нашей деревней.
Ровный свет сиял над нашей деревней.

На территории тихо. Сосны, внизу река.
Лещи в глубоких ямах неподвижно стоят как судьи.
Если кто-то подвигает шум, сразу сбегаемся всей толпой.
И начинаем себя защищать
От прохожих и проезжающих мотоциклистов по нашей деревне.

Когда идешь к полке, тогда начинаешь думать:
Какую еще поставить пластинку себе?
Посмотри, как я отразился с телом, проплыл в золотом:
Я экипирован, при мне фонарь, на ногах тапки, на лбу очки.
Я не могу не найтись.
Я сижу на кровати, я на месте, мне хорошо и наступила зима.

(no subject)
tagiro
по отношению к жизни смерть имеет такое же значение, как, например, фильм имеет к своему спойлеру.
Жизнь - это спойлер, смерть - фильм. Всякому умирающему впору бы задуматься, готов ли он к грандиозности и масштабности грядущих ему переживаний. Хорошенько представив себе это, мы легко можем сказать, откуда, какие корни имеют такие идеи - как рай и ад.

Один ученый, попавший в ад, испытывал ужасные мучения от того, что нечего было исследовать. Кроме мучения, он не испытывал вообще ничего. От нечего делать (а делать в таком аду действительно нечего), он подсчитал свое мучение математически, он даже изобрел единицу мучения, которую описал как маскимальный пиздец в одну кратчайшую долю осознания. Связав это уравнением с бесконечностью, он понял структуру мучения. Принесло ли это ему какое-то облегчение? отнюдь. Но делать там действительно нечего - только подсчитывать бесконечное страдание в одну микросекунду самоосознания.

В этой истории есть хэппи-энд: потом к этому ученому опять вернется детство, лес, река, костер и игры, но нескоро.

(no subject)
tagiro
Гулял сегодня с телками.
Все телки были молоды, почти по-коровьи крупны, бело-рыжего и бело-черного окрасов. Небольшая их стая встретилась мне, когда я шел через поле по короткой траве к лесу. Телки паслись. Приподняв морды от травы, они пофыркали, всмотрелись с меня. До меня донесся их особенный молочный запах. Из-за осенней прохлады мух не было, ни одной. Мне казалось, что низкое мягкое мычание, доносившееся от коров, как бы оглаживает и ощупывает меня.
- Эй , человек, куда идешь?
- В лес иду, телушки.
- Что там? Нам идти?
- Я просто гулять. А вы откуда идете, почему?
- Потерялись! помню, надо на закат домой идти, а не пришли! Мы на ферме живем, там большая красная цистерна.
- Так это вот там, - я махнул рукой. - Недалеко.
- Ты хороший! Хороший! Мы идем! - замычали телки и, прощально пофыркивая, побрели в направлении.
Постепенно поднимаясь в гору, я бродил по лесу до сумерек, затем отправился назад.
-